14 Декабря 2019, Суббота 03:47
USD MOEX 00,00   EUR MOEX 00,00   CNY MOEX 00,00
$ 00,00 | € 00,00 | ¥ 00,00
Российское здравоохранение: всё оптимизировано и все недовольны

Российское здравоохранение: всё оптимизировано и все недовольны

30.11.2019 14:53
Российское здравоохранение: всё оптимизировано и все недовольны
Фото: Shutterstock


Провал реформы российского здравоохранения, которую чиновники теперь стыдливо именуют «оптимизацией», признали, кажется, уже все, вплоть до министров. То, что страна более 15 лет следовала неверным курсом, разрушая первичную медицинскую помощь и подрывая все главные составляющие системы здравоохранения, стало общеизвестным фактом. Пока правительство решает, как восстановить то, что оно уже успело разрушить, и оценивает сколько миллиардов рублей на это потребуется, «Апокриф» решил разобраться, какую цену за ошибочные реформы уже заплатили и продолжают платить врачи и пациенты.

Оптимизация системы здравоохранения началась в России в 2000-х годах. Советское медицинское «наследие» к тому времени изрядно устарело и научно, и технологически, «нищие» 1990-е годы тоже не прошли для него бесследно, поэтому, когда в российской экономике наметилась устойчивая тенденция к росту, систему оказания медицинской помощи было решено переводить на более эффективные рельсы. Предполагалось сделать это за счет закрытия недостаточно эффективных лечебных учреждений и повышения технологичности и, соответственно, качества оказываемой помощи в оставшихся.

Но на деле оказалось, что закрыть медучреждения легко, а вот организовать новые – гораздо сложнее. В первую очередь под «каток» оптимизации попали фельшерско-акушерские пункты и амбулатории в российской глубинке, как наименее эффективные и оборудованные. Вместо нескольких таких учреждений в некоторых районах открывали одну новую и современную больницу с хорошим оборудованием, либо ремонтировали старую. Но почему-то не подумали, что теперь жителям данного района придется ездить за первичной медпомощью за несколько десятков километров, а учитывая качество дорог, расписание работы общественного транспорта, который может ходить в райцентр раз или два в день (или вообще не ходить), и стоимость проезда на нем, позволить себе это смогут далеко не все.

А какие-то районы и вовсе остались без новых медицинских учреждений, со старыми поликлиниками и больницами, которые теперь стали вынуждены принимать вдвое-втрое больше больных. При этом штатное расписание врачей и коечный фонд остались прежними.

«Апокриф» уже писал о последствиях этого процесса («Здравоохранение, опасное для врачей: низкие зарплаты, высокие нагрузки, уголовные дела»): нагрузка на врачей, оставшихся один на один с растущим количеством больных, резко выросла, зарплаты остались либо на прежнем уровне, либо вообще уменьшились, зато количество врачебных ошибок, совершенных от переутомления и ухудшения условий труда, резко увеличилось – вместе с количеством уголовных дел против медиков.

Но на самом деле, попытка «оптимизации» системы медицинской помощи населению привела к гораздо более глубоким и обширным проблемам, на исправление которых у России могут уйти годы.

 

«Бросил больного на операционном столе и сбежал»

Неудавшееся реформирование отечественной медицины привело к тому, что практически все регионы России стали испытывать острую нехватку специалистов, причем на всех уровнях – и младшего медперсонала и врачей. С одной стороны, это произошло из-за того, что многие медики, не выдержав суровых условий работы, увольнялись. С другой стороны, сами больницы оставляли пустыми позиции в штатном расписании, чтобы дать возможность действующим врачам работать на полторы-две ставки, и получать, таким образом, больше денег.

Одним из последствий дефицита медицинских кадров стал приток в государственные больницы специалистов из-за рубежа.


| «Знакомые жалуются, что в одной из московских поликлиник врач-терапевт не говорит по-русски. Вообще никак


Собеседники издания отмечают, что в отдельных случаях работа этих врачей сопряжена с целым рядом проблем, основная среди которых – их квалификация.

В одной из районных больниц Свердловской области из-за тяжелых условий работы уволились хирурги и на их место руководство больницы приняло молодого врача из Средней Азии. Поначалу все шло неплохо, пока в больницу ни поступила больная, которой надо было провести настоящее и довольно серьезное хирургическое вмешательство. Во время операции хирург сделал что-то такое, отчего у пациентки началось обильное кровотечение, после чего доктор просто бросил инструменты и сбежал из операционной. Тогда чудом все закончилось удачно, если можно так выразиться: операцию закончил анестезиолог. (Эта история рассказана очевидцем событий).

Кроме квалификации, у врачей с иностранным гражданством довольно часто возникает другая проблема – знание русского языка. Как оказалось, не все врачи-иностранцы могут свободно на нем объясняться.

«Знакомые жалуются, что в одной из московских поликлиник врач-терапевт не говорит по-русски. Вообще никак. Как же это так, мы же не в отсталых странах каких-то находимся, - удивляется акушер-гинеколог Оксана Симонова, ранее работавшая в одном из московских родильных домов. – Сейчас врачи в России стали требовать себе человеческих условий, повышения зарплаты, выходных. И стали неудобны. А приезжие из-за границы, особенно из маленьких городков, довольствуются тем, что имеют, не спорят и поэтому удобны».

С похожими случаями сталкивались и другие собеседники «Апокрифа». Они напоминают, что для правильной постановки диагноза врачу очень важно общаться с пациентом и при наличии языкового барьера это практически невозможно сделать качественно. Кроме этого, многое в лечении пациента зависит и от того, насколько правильно были заполнены его медицинские документы и насколько четко описана история заболевания.

 

«Образование идет»

В октябре Минздрав и Минтруд отметили жесточайший дефицит работников в медицинской сфере – по словам чиновников, кадровый потенциал российских врачей может покрыть его только на 4%. Одним из решений проблемы могло бы стать привлечение специалистов из-за границы, считают в министерствах. Для этого Минтруд сформировал и выставил на общественное обсуждение список медицинских профессий, обладателям которых, приезжающим на работу в Россию, будет предоставляться гражданство РФ по упрощенной схеме.

Страны, из которых Россия может привлекать медиков, ведомства не назвали, однако в Минздраве уточнили, что эта мера в первую очередь касается врачей из числа бывших соотечественников, то есть, иными словами, граждан бывших республик СССР.

Контроль за квалификацией специалиста-медика, имеющего зарубежный диплом и желающего работать в России по специальности, осуществляет Росздравнадзор. Оценка производится на основании предоставленных соискателем документов. При необходимости, ведомство назначает экзамен по специальности.

Судя по доступной статистике Росздравнадзора, количество зарубежных специалистов, прибывающих на работу в Россию, растет год от года. Большинство из них – граждане Украины, Казахстана и Узбекистана.

Количество поданых заявлений от врачей-иностранцев о приеме на работу в России

·         2013 год – 3 719 человек

·         2014 год – 10 312 человек

·         2015 год – 11 214 человек

По данным издания «Вестник Росздравнадзора» №5, 2016

Количественное распределение по странам гражданства врачей-иностранцев, подавших в 2015 году заявления о приеме на работу в России

·         Украина – 60,2%

·         Казахстан – 11,5%

·         Узбекистан – 6,4%

·         Армения – 5,3%

·         Киргизия – 5,3%

·         Таджикистан – 3,9%

По данным издания «Вестник Росздравнадзора» №5, 2016

(После 2015 года публикация подобной статистики, вероятно, была прекращена, поскольку никаких данных по данному вопросу за последующие годы в открытом доступе не обнаружилось. «Апокриф» направил запрос в Росздравнадзор.)

После того, как Минздрав и Минтруд вынесли предложения по привлечению врачей из-за рубежа на всеобщее обсуждение, мнения в медицинском сообществе разделились. Кто-то посчитал это хорошей временной мерой для исправления ситуации с кадровым голодом, кто-то усомнился в правильности такого решения. В частности, колумнист «Комсомольской правды», врач-хирург, доктор медицинских наук Герман Пятов отметил, что в южных странах СНГ достаточно сильно развито кумовство, в том числе и при приеме в медицинские вузы. Это, в свою очередь, вызывало опасения у эксперта по поводу качества подготовки таких специалистов. «Меня как-то вез таксист - гастарбайтер из Намангана (Узбекистан). Молодой парень, 23 года. Рассказал, что пока он тут, в Москве, «таксует», там у него «идет медицинское образование» – он «учится» на медтехника», - написал Герман Пятов.

Как оказалось, купить поддельный диплом об окончании ВУЗа одной из стран Средней Азии не составляет проблем. В Интернете есть множество сайтов, предлагающих подобные услуги, в частности через них можно купить дипломы Киргизской республики, Казахстана, Узбекистана, Белоруссии и других стран бывшего СССР. Некоторые сайты заблокированы на основании ФЗ от 27 июля 2006 года №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», но блокировку несложно обойти (или воспользоваться кэшем Google). Один из таких ресурсов посвящен покупке дипломов казахстанских университетов. Его создатели объясняют выгоду покупки диплома тем, что «вы не тратите N-ные суммы, которые приходится обычно оплачивать при полном прохождении обучения». По их словам, покупая диплом специалиста, например, вы выложите сумму примерно в 10 раз меньше, чем вы бы заплатили за обучение.

При этом, судя по описанию на сайте, специалисты изготовят диплом с подлинными подписями, печатями, серией и номером документа, а также с штрихкодами, голографическими или водяными знаками (если они требуются по стандартам). Сайт также обещает, что купленный диплом будет зарегистрирован в единой базе данных.

Для того, чтобы заказать диплом на таких сайтах, нужно заполнить специальную форму, в том числе указать фамилию, имя и отчество в дательном падеже, наименование учебного заведения, желаемую дату выдачи документа и специальность (выбрать из списка). Можно также вписать название дипломного проекта, который покупатель якобы защитил, и указать пожелания по оценкам. Апокриф проверил – среди специальностей, которые можно выбрать, есть «Лечебное дело», «Клиническая психология», «Медико-профилактическое дело», «Фармация», «Стоматология», «Сестринское дело», «Педиатрия». На сайтах утверждается, что «все документы выполняются на оригинальных бланках, с настоящими печатями, и проходят любые проверки».

Стоимость поддельных дипломов колеблется от 16 000 до 20 000 рублей.

От редакции. Хотим особо отметить, что мы ни в коем случае не собираемся утверждать, что ВСЕ врачи-иностранцы, приезжающие в Россию работать, в том числе и специалисты из Средней Азии, плохо говорят по-русски и не имеют соответствующей квалификации. Мы против любого рода ксенофобии и шовинизма, и никогда не спрашиваем у своих источников об этническом происхождении того или иного героя рассказываемых ими историй.

 

«Массово получить качественное медицинское образование в России невозможно»

Граждане России достаточно редко пытаются выдать себя за врачей, ими не являясь – сообщения СМИ о случаях, когда бы официальной медицинской практикой занимались «лжеврачи из местных», раздобывшие поддельный диплом, можно пересчитать по пальцам. Однако и настоящий российский диплом об окончании высшего медицинского учебного заведения в последние годы вызывает много вопросов в профессиональном сообществе.

К качеству подготовки выпускников российских медицинских ВУЗов у практикующих врачей накопилось довольно много претензий. В основном они винят современную систему обучения, а не студентов – она не способна дать образование высокого уровня, соответствующее современному состоянию мировой медицинской науки.

«Квалификация врачей в стране сильно снижается. Не количество людей с ученой степенью, а именно квалификация, - рассказал директор Центра развития здравоохранения и социальной сферы Московского Университета Правительства Москвы, кандидат медицинских наук, Константин Царанов. – Научиться быть хорошими врачами сейчас в России сложно. Конечно, студент может заняться своей подготовкой самостоятельно, потому что мир прозрачный, доступны хорошие учебники на английском языке, видеолекции, есть определенные сообщества. Но никакого отношения к ВУЗам это не имеет. Системно и массово получить качественное медицинское образование невозможно».

То, что уровень медицинского образования падает, еще в 2017 году констатировала заместитель Комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова. В качестве основных проблем она выделила низкую оплату труда преподавателей, плохую оснащенность учебных заведений и отсутствие у них собственной клинической базы. Из-за этого страдает качество преподавания в ВУЗах и сокращаются возможности практической подготовки студентов.

То, что новоиспеченным медработникам катастрофически не хватает практики, подтверждают и те врачи, с которыми поговорил «Апокриф», и которые «берут под крыло» молодых специалистов в тех больницах, где они работают.

«Есть одна из ведущих больниц в Санкт-Петербурге, где много работают со студентами. Я знаю, что студенты старших курсов должны записываться в очередь на практику и, дай бог, раз в неделю они смогут попасть к операционному столу, чтобы под контролем преподавателя провести небольшой наркоз, - рассказал Владимир, анестезиолог-реаниматолог из Ленинградской области. – Получается, что студент сможет сам, своими руками, провести в лучшем случае четыре наркоза в месяц. Когда я учился, лично мной было проведено 800 наркозов, и это только за шестой курс! А здесь четыре в месяц, и он приходит на эту практическую часть обучения всего на полгода».

По его словам, ситуация в областных вузах еще проблематичнее – студенты довольно много тренируются на манекенах, а не на реальных больных. Правда, оговаривается врач, это подготовка не по основным дисциплинам, но тем не менее, считает он, невозможно подготовить хорошего врача без того, чтобы показать ему реального больного.

«Молодые специалисты приходят к нам работать и вроде бы обладают какими-то теоретическими знаниями, но они не могут применить их на практике, - согласна с Владимиром Ольга Ф. (имя изменено), заместитель главного врача в одной из больниц Абакана. – Как правило, они либо применяют навыки и не стараются, либо применяют и стараются, но не получается. По каким-то направлениям практики у студентов больше, по каким-то меньше, но в общем, конечно, ее недостаточно для подготовки хорошего врача».

Как утверждают собеседники «Апокрифа», качество преподавания, то есть квалификация самих преподавателей высших учебных заведений, тоже снизилась. По их словам, этот процесс начался еще в 1990-е, когда лучшие специалисты уходили из ВУЗов в поисках более высокого заработка, в том числе, уезжали за границу. Оставшиеся преподаватели не смогли поддерживать достаточный уровень обучения в силу того, что большая часть из них не обладала необходимыми знаниями и опытом.

«В университетах осталось много «середнячков», которые стали составлять большинство профессорско-преподавательского состава. А сдать кандидатский минимум, если ты работаешь на кафедре, гораздо проще. За 20 лет они выросли до заведующих кафедрами, старших преподавателей, кандидатов и доцентов и вот сейчас они и создают медицинское образование», - считает Владимир.

Отдельная проблема – качество учебных материалов, которые используются в медицинских ВУЗах. Врачи говорят, что от старых учебников учебные заведения отказываются, но новые материалы зачастую написаны сложно и запутанно. «Ко мне на занятия приходят студенты и я понимаю, что они патологическую физиологию совершенно не знают. Я им пытаюсь объяснить какие-то вещи, а они спрашивают: «Почему нам этого не объяснили в институте?». Тогда я взял учебник, по которому они учатся и попытался его прочитать. Оказалось, это сделать почти невозможно. Там везде использованы фразы вроде «посмотреть через призму актуальных понятий с точки зрения банальной эрудиции» и так далее. Даже нормальному врачу сложно разобраться в этом потоке заумных слов, а уж студенту…», - рассказал Владимир.

 

Место российских ВУЗов в мировых рейтингах (в категории «Медицина»)

QS World University Rankings

2019 – МГУ им. Ломоносова - 303 место (из 500)

2018 – ни один российский ВУЗ не не вошел

2017 – ни один российский ВУЗ не не вошел

(QS World University Rankings одним из самых известных мировых рейтингов университетов. Составляется британской компанией Quacquarelli Symonds с 2004 года.)

 

Academic Ranking of World Universities (Shanghai ranking)

2019 – ни один российский ВУЗ не не вошел

2018 – ни один российский ВУЗ не не вошел

2017 – ни один российский ВУЗ не не вошел

(Academic Ranking of World Universities (Shanghai ranking) составляется в Шанхайском университете Цзяо Тун с 2009 года.)

 

Times Higher Education World University Ranking

2019 – МГУ им. Ломоносова - 301-400 места

                Казанский федеральный университет - 501-600 места

                Новосибирский Государственный Университет - 501-600 места

                Российский университет дружбы народов - 501-600 места

                СПбГУ - 501-600 месте

Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова - 601+ место

Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова на 601+ место

2018 - МГУ им. Ломоносова - 201-250 места

                СПбГУ - 401-500 места

2017 – ни один российский ВУЗ не не вошел

(Times Higher Education World University Ranking – публикуется авторитетным журналом Times Higher Education (THE) с 2010 года. Первоначально составлял совместный рейтинг с QS World University Rankings, затем отделился и внедрил собственную новую систему ранжирования высших учебных заведений.)

 

Вдобавок к существующим проблемам подготовки врачей в российских учебных заведениях, Минздрав проводит изменения, если не усугубляющие ситуацию, то, по крайней мере, вызывающие множество вопросов. Наиболее «ярким» новшеством стала отмена интернатуры в 2017 году, которая раньше длилась один год. После нее выпускник мог идти работать врачом общей практики, а мог провести еще два года в ординатуре и овладеть более узкой специальностью. Теперь один год практики под руководством опытных врачей, так называемых наставников, упразднили. Вместо него после окончания шестого курса выпускникам сразу предлагают идти работать терапевтами, педиатрами или хирургами в поликлинике. Перед этим они проходят аккредитацию, состоящую из трех частей: тестирование на знание теоретической части, проверка практических навыков на симуляторах и оценка критического мышления. Минздрав посчитал, что все навыки будущие доктора приобретают в ВУЗе, а свою профпригодность доказывают во время аккредитации и необходимости в интернатуре больше нет.

Целью такого маневра министерства было решить проблему дефицитов кадров в первичном звене медпомощи – в поликлиниках. И, судя по всему, в какой-то степени это сделать удалось. Спустя год министр здравоохранения Вероника Скворцова отчиталась, что отмена интернатуры сразу дала приток 6 000 молодых специалистов, которые пошли работать на участок.

Правда, о качестве подготовки этих специалистов министр не упоминала, тогда как практикующие врачи напрямую говорят, что поликлиники получают недоучек.

«Это геноцид и преступление перед всеми [отмена интернатуры – прим. ред.]: и перед врачами, которые очень быстро «сядут», и перед пациентами, - поясняет акушер-гинеколог Оксана Симонова. – Раньше поликлиническая интернатура предполагала, что вчерашний студент, да, сидит на приеме, но вместе с опытным врачом и, соответственно, продолжает учиться, в том числе и практически. А сейчас получается, что ему не то что пример брать не с кого, ему даже посоветоваться не с кем. Он же не будет в соседний кабинет бегать с каждым больным. Да еще учитывая, что на каждый прием врачу отводится по 12 минут. Из-за недостатка времени они либо перенаправляют больных в другим специалистам, либо просто делают то, что просит больной».

«Вопрос подготовки специалистов, которые не имеют достаточной клинической практики, особенно в первичном звене, остается актуальным, - в разговоре с «Апокрифом» соглашается Владимир Стародубов, бывший министр здравоохранения России, академик РАН, доктор медицинских наук. – Нужно закреплять за такими молодыми специалистами опытного врача, чтобы он консультировал их в трудных случаях, оказывал помощь в диагностике заболеваний. Поэтому сейчас вопрос введения какого-то института подготовки врачей вместо интернатуры весьма актуален».

С той же целью – сократить дефицит врачебных кадров – власти сейчас рассматривают вопрос об упрощении требований при приеме в медицинские училища, где готовят фельдшеров. Они предлагают начать принимать в училища учеников, окончивших 9 классов средней школы, а не 11. Этот вопрос премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил рассмотреть в апреле 2019 года.

 

«У нас получаются и не врачи, и не администраторы»

В качестве отдельного блока проблем врачи государственных больниц выделяют профессиональные качества тех, кто управляет медицинскими учреждениями. По их словам, часто управленцам, в первую очередь заведующим отделениями, не хватает опыта руководства, навыков организации лечебного процесса, знания работы отделений и больницы в целом.

«Я достоверно знаю, что сейчас есть установка от органов управления здравоохранением ставить на управляющие должности в больницах молодых администраторов. Сначала у нас были «младореформаторы» [молодые экономисты, действовавшие в России после перестройки – прим. ред.], и вот сейчас у нас младоуправленцы. Их средний возраст 30-35 лет, - рассказывает Владимир. – К нам в отделение анезиологии-реаниматологии прислали такого администратора. Он работал хирургом в Москве, потом прошел интернатуру по хирургии, а потом – четырехмесячные курсы по анестезиологии. Мы залезли на сайт больницы, где он до этого работал, и ахнули: из 1000 отзывов около 800 – негативные, связанные, в основном, со смертями. В итоге под его руководством за три года мы превратились в худшую районную больницу, а половина наших больных ушла в другие учреждения».

Владимир отмечает, что молодые администраторы, пришедшие руководить отделением, часто оказываются толковыми и умными, однако, в силу возраста они, как правило, не имеют возможности получить ни серьезных и глубоких практических навыков по своей медицинской специальности, ни хорошего управленческого опыта. «В итоге у нас получаются и не врачи и не администраторы», - сетует Владимир.

Все сказанное выше относится и к главным врачам, которые руководят всем медицинским учреждением, правда, в меньшей степени. Как правило, на эту должность приходят люди более старшего возраста, которые успели ознакомиться и с работой отделений и побывать в должности руководителя, то есть заведующего отделением.

Почему так?

Российские больницы управляются по европейской системе – во главе стоит главный врач, который контролирует все блоки: и медицинский, и хозяйственный, и финансовый. Но существенный минус этой системы в том, что в процессе карьерного роста потенциальный главный врач, как правило, уделяет больше времени медицинским вопросам, и меньше – хозяйственным.

«Сегодня перед больницей встает огромное количество вопросов помимо медицинских и лечебных, и они составляют большой и важный блок, - объясняет Павел В. (имя изменено), заместитель главного врача одной из больниц Москвы. – И человек, становясь главным врачом, может быть прекрасным доктором, но плохо разбираться в хозяйственной части. В работе медучреждения очень много подводных камней, значительная часть ее работы зависит от IT, от того, как контролируются финансы, как налажено снабжение. Как правило, только что назначенные главные врачи – люди толковые и этому учатся, но пока они учатся, делают много ошибок».

По мнению собеседника «Апокрифа» необходимо усилить подготовку будущих главных врачей к занятию этой должности: обучать нюансам работы с отчетностью, системой закупок и так далее.

«Лечебно-профилактические учреждения крайне сложны в управлении. На мой взгляд, ни банки, ни заводы в этом отношении не сравнятся с больницами, оснащенным очень сложными информационными системами, к которым предъявляется огромное количество требований. Кроме того, это постоянные проверки контролирующих организаций, отчетность такая, что с ума сойти. Больницы оказывают большое количество платных услуг и все они со своей спецификой, во всех нужно разбираться. Это проведение тендеров, а к процессу торгов предъявляются жесткие требования, с санкциями и непрерывными прокурорскими проверками. Поэтому, конечно, медицинским учреждением сложно управлять и средне подготовленному врачу будет очень трудно», - считает Павел.

О том, что система здравоохранения крайне нуждается во врачах-управленцах в октябре заявила вице-премьер РФ Татьяна Голикова. По ее словам, сейчас врачи-организаторы составляют всего 1% от общего количества медработников. Это говорит в том числе о том, что в сфере здравоохранения сильно замедлена ротация кадров. Дефицит врачей-организаторов стал еще более острым после того, как был объявлен новый этап модернизации первичного звена медпомощи.

Недостаток управленческих навыков и непрофессионализм главных врачей не проходит мимо пациентов, и они пытаются привлечь к этой проблеме внимание. Так, на сайте change.org размещено несколько петиций с требованием снять с должности главных врачей больниц в разных регионах России. К властям обратились жители Тосно (Ленинградская область), Адыгейска (Республика Адыгея), Одинцово (Московская область), Чайковского (Пермский край), Малоярославца (Калужская область). Авторы петиций говорят, что медучреждения «погрузились в управленческий хаос» с приходом руководителей, сотрудники вынуждены терпеть «откровенную глупость и некомпетентность руководства», а сами главврачи так и не научились «управлять таким сложным учреждением».

Рейтинг здоровых наций мира по версии Bloomberg (Bloomberg Healthiest Country Index)

1 место – Испания

2 месте – Италия

3 место – Исландия

94 место – Кабо-Верде

95 место – Россия

96 место – Вануату

Всего исследование охватило 169 стран

(Bloomberg Healthiest Country Index – рейтинг стран по уровню здоровья их населения. Составляется агентством Bloomberg. Учитывает такие показатели, как ожидаемая продолжительность жизни, факторы окружающей среды, например доступ к чистой воде и уровень санитарии, а также курение и риск ожирения.)

 

Врачи, с которыми поговорил «Апокриф», считают, что практически все проблемы существующей в России системы здравоохранения объясняются плохой организацией всего медицинского процесса на самом высшем уровне – федеральном. Те люди, рассказывают они, которые проводят государственную политику, не обязательно должны быть компетентными именно в вопросах здравоохранения, но они должны формировать свое мнение, опираясь на медицинское сообщество и прислушиваясь к нему. «К сожалению, среди тех, к кому руководители государства прислушиваются, очень мало действительно хороших профессионалов в области здравоохранения. Поэтому те мысли, которые должны быть донесены до руководителей государства, до них не доходят. Есть грамотные и компетентные люди, но их меньшинство и у них не хватает сил донести до политического руководства страны свою позицию. Поэтому у нас принимаются решения, которые нас отбрасывают назад дальше стран Африки», - считает директор Центра развития здравоохранения и социальной сферы Московского Университета Правительства Москвы, кандидат медицинских наук, Константин Царанов.

Эксперт считает, что эта проблема существует на сегодняшний день не только в здравоохранении, но именно в этой сфере она приводит к таким последствиям, которые потом очень трудно исправить. «В медицине требуется очень много времени на то, чтобы увидеть массовые изменения. Например, для того чтобы увидеть эффект на уровне пациента, то есть, чтобы улучшилось качество здоровья населения, нужно ждать не менее 10 лет, а по-хорошему и все 15, когда в систему придут качественные, хорошо выученные, опытные врачи. То есть 15 лет надо ждать, вливать деньги! У нас ни в одном секторе народного хозяйства такого не происходит, а в медицине мы еще даже не начинали это делать», - уверен Константин Царанов.

Все собеседники «Апокрифа» сходятся в одном – система здравоохранения в России сильно подорвана и «поставить ее на ноги» будет крайне тяжело. Это потребует не только больших финансовых вливаний и проведения реформ на всех уровнях оказания медицинской помощи населению, но и смены политического курса и отношения к этой сфере. Медики считают, что разрушение здравоохранения в России началось тогда, когда интересы пациента переместились с первого места практически на последнее, а вперед вышли интересы экономики. Именно тогда больницы стали больше заботиться о том, сколько они заработают денег, а не о том, как хорошо вылечат больного. И для того, чтобы поменять это отношения, одних финансовых вливаний будет недостаточно.

 

Автор: Мария Лисицына

 

Читайте также