14 Декабря 2019, Суббота 03:30
USD MOEX 00,00   EUR MOEX 00,00   CNY MOEX 00,00
$ 00,00 | € 00,00 | ¥ 00,00
Деньги на почку: почему был уволен детский хирург Михаил Каабак

Деньги на почку: почему был уволен детский хирург Михаил Каабак

20.11.2019 15:30
Деньги на почку: почему был уволен детский хирург Михаил Каабак
Фото: Shutterstock


Мы уже начали привыкать к скандалам, связанным с отечественным здравоохранением: забастовкам медработников из-за с низких зарплат, тяжелых условий труда, недостатка лекарств и оборудования; массовым увольнениям специалистов «по собственному желанию» и по желанию еще кого-то, критической нехватке врачей во многих регионах страны и предложениям Министерства здравоохранения и Минтруда вербовать более покладистых врачей за пределами России, предоставляя им гражданство. В этом контексте уже не удивляет, что 18 ноября из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД ЗД) уволили хирурга, проводившего уникальные операции по трансплантации почек детям. Единственного в стране специалиста, делавшего операции по пересадке почек детям, весящим меньше десяти килограммов.

В НЦЗД ЗД и раньше делали операции по пересадке почки детям, но носили они единичный характер, и только около года назад, после прихода в центр доктора Каабака, эти операции поставили на поток. Кроме него, в центре никто не оперировал и детей весом меньше десяти килограммов.

До конца 2019 года в плане стояло еще по меньшей мере 40 операций, в том числе и детям, весящим менее шести килограммов. Однако неожиданно отделение получило распоряжение прекратить трансплантации.

Формальным поводом для приказа стало применение хирургами иммуносупрессора алемтузумаба — препарата, позволяющего в значительной степени избежать отторжения донорского органа новым хозяином.

Запрета на применение этого препарата в России нет. Однако в рекомендациях к его применению указаны онкологические заболевания и рассеянный склероз и не указано применения в трансплантологии. В этом качестве препарат не получил одобрение Минздрава. К этому и придралась администрация центра.

В то же время Всемирным трансплантологическим сообществом алемтузумаб был рекомендован, как препарат выбора, уже больше девяти лет назад. Ряд исследований тогда показали, что вероятность отторжения пересаженного органа при его использовании снижается на 10-20 процентов. Кроме того, применение алемтузумаба позволяет существенно снизить дозы других препаратов.

В фармакологической подготовке больного по методике, применяемой доктором Каабаком, алемтузумаб играл важную роль.

После запрета на проведение операций из центра был вынужден уйти завотделением трансплантологии Анатолий Попа. Затем дошла очередь до хирургов Михаила Каабака и Надежды Бабенко. Но поскольку по собственному желанию они увольняться не захотели, их уволили приказом.  

В ответ родители пациентов, ожидающих своей очереди на операцию, опубликовали петицию на Change.org, в которой призвали сохранить программу трансплантации.

В петиции говорится следующее: «Наших врачей просят уйти, вручив им уведомление о том, что через 2 недели их трудовой контракт будет завершен. Наших же детей, более 300 детей, оставляют без врачей и медицинского контроля, так как еще ни один врач, кроме команды доктора Каабака, не наблюдал детей после такой лекарственной терапии, через которую мы прошли. Еще страшнее, что более 75 детей остались без операции и медленно умирают дома».


| Согласно данным регистра Российского трансплантологического общества, в России ежегодно выявляется около 200 детей, которым нужна пересадка почки


На момент написания материала, петицию подписали уже 448 тысяч 703 человека.

До того, как прийти в НЦЗД ЗД Михаил Каабак работал в Российском научном центре хирургии имени академика Петровского (РНЦХ). До появления программы трансплантации почек в НЦЗД ЗД это было одно из двух мест, где проводили пересадки органов маленьким детям (еще один центр — институт Шумакова). РНЦХ при этом испытывал большие трудности с донорскими органами, что стало причиной перехода специалиста в другое учреждение.

После того, как история с увольнением врачей стала достоянием СМИ, в НЦЗД ЗД заявили, что там не собираются закрывать программу трансплантации. Более того, по заверениям администрации, они планируют увеличить число сотрудников, задействованных в программе. Увольнение Каабака и его коллеги Бабенко в центре объяснили тем, что оба хирурга работали там не на полную ставку, а руководство организации заинтересовано нанять сотрудников на полный рабочий день. В связи с этим «наличие внешних совместителей стало нецелесообразным».

Главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье никаких проблем в случившемся не видит. Увольнение коллег он прокомментировал следующим образом: «К трудоустройству этих врачей я не имею никакого отношения, поскольку я директор другого учреждения. Они у меня никогда не работали», — сказал 72-летний заслуженный врач РСФСР. — И у меня не может быть претензий к препаратам, потому что я не пациент».

Что же касается Михаила Каабака, то он встревожен общей ситуацией в отечественной трансплантологии. По его мнению, операций по пересадке органов в России становится все меньше.

Согласно данным регистра Российского трансплантологического общества, в России ежегодно выявляется около 200 детей, которым нужна пересадка почки. В 2016 году было сделано 80 операций, в 2017-м — 105. Но в 2018 году количество детских трансплантаций опять сократилось — до 89. В 2019 году будет выполнено не более 60 таких операций. Самая тяжелая ситуация — в младшей возрастной группе, где потребность в пересадке почки удовлетворена менее чем на 20 процентов.

Есть у доктора Каабака и объяснение неожиданного решения о прекращении операций и последовавшего за этим увольнения.

Практически все дети с хронической почечной недостаточностью живут только благодаря гемодиализу, проводимому на аппаратах искусственной почки. «Такой ребенок приносит медучреждению неплохие деньги, а делать почти ничего не нужно, он амбулаторный пациент», — рассказывает Каабак.

При этом ребенка можно отправить на трансплантацию, но «с этим надо возиться». Между тем один ребенок на диализе, приносит клинике по тарифам ОМС ежемесячно от 200 до 500 тысяч рублей, а направление его на трансплантацию «лишает региональную клинику этих денег». Поэтому родителей пациентов зачастую отговаривают от операции.

Вот так все просто.

 

Автор: Петр Каменченко

 

P.S. Минздрав РФ в своем заявлении в среду опроверг утверждения СМИ о том, что Михаил Каабак – единственный врач, осуществляющий операции по пересадке почек детям весом менее 10 кг. Тем не менее, родители детей, которым необходима трансплантация, утверждают, что ни в одном из медицинских учреждений, успешно проводящих, по словам Минздрава, подобные операции, их не приняли именно по причине веса.

Читайте также