14 Декабря 2019, Суббота 03:17
USD MOEX 00,00   EUR MOEX 00,00   CNY MOEX 00,00
$ 00,00 | € 00,00 | ¥ 00,00
Дело о расчленении аспирантки научным руководителем

Дело о расчленении аспирантки научным руководителем

18.11.2019 15:17
Дело о расчленении аспирантки научным руководителем
Олег Соколов. Скриншот из видеозаписи с интервью


Вот уже неделя, как главной темой российских СМИ продолжает оставаться убийство 24-летней аспирантки Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Анастасии Ещенко, совершенное ее сожителем, известным историком, специалистом по наполеоновским войнам, 63-летним доцентом того же университета Олегом Соколовым. По предварительной версии следствия, историк застрелил Анастасию из обреза, после чего расчленил ее тело и попытался утопить останки в реке Мойке, но был задержан.

 

Фигуранты дела

Преподаватель СПбГУ Олег Соколов — в российской исторической науке человек достаточно известный. Он автор множества работ, посвященных эпохе Наполеоновских войн, а также (до недавнего времени) член научного совета Российского военно-исторического общества, возглавляемого министром культуры России Владимиром Мединским. Соколов считается одним из основателей отечественной военно-исторической реконструкции. За свою научную и общественную деятельность он был награжден французским орденом Почетного легиона. Был дважды женат, имеет трех дочерей, младшая из которых только пошла в школу.

Аспирантка СПбГУ Анастасия Ещенко родилась на Кубани, в Калининском районе Краснодарского края. Мать - полковник МВД. Ещенко с отличием окончила исторический факультет СПбГУ и была оставлена в аспирантуре. Доцент Соколов был ее научным руководителем. У пары вышло несколько совместных научных публикаций по истории наполеоновского периода, включая работы «Российский посланник при дворе Жозефа Бонапарта в 1809 -1812 годы» и «Ранний период наполеоновских войн глазами художника и воина Луи-Франсуа Лежена».

Последние четыре c половиной года Соколов и Ещенко проживали в гражданском браке несмотря на почти сорокалетнюю разницу в возрасте. По словам знакомых отношения между сожителями были непростыми, несколько раз они расставались, затем сходились вновь. Анастасия ревновала Соколова к дочерям, а тот, в свою очередь, ревновал ее к друзьям-сверстникам. На этой почве возникали ссоры.

 

Хроника преступления

Известно, что в ночь с 7 на 8 ноября после очередной ссоры аспирантка Ещенко звонила брату, плакала и жаловалась, что хочет пойти на день рождения к другу, а Соколов ее не пускает. Якобы, доцент всячески оскорблял ее, обвинял в неблагодарности, а затем толкнул, и она, упав, ударилась головой об пол. Брат предлагал Анастасии уйти, но та перезвонила около двух часов ночи и рассказала, что они с Олегом уже помирилась и у них все теперь хорошо.

Через день, в субботу, 9 ноября, в Санкт-Петербурге на набережной Мойки был задержан в состоянии сильного алкогольного опьянения мужчина, пытавшийся утопить в реке пакет с женскими руками. Им оказался Олег Соколов. Доцента отвезли в больницу с сильным переохлаждением. В рюкзаке нашли травматический пистолет.

После оказанной помощи Соколов пришел в себя и признался в убийстве. Он рассказал, что убил Анастасию Ещенко в ночь на 8 ноября из ревности после того, как они сильно поругались. Орудием убийства стал обрез мелкокалиберной винтовки ТОЗ-17, стилизованный под пистолет XIX века. Указанное оружие было изъято во время обыска в квартире историка и отправлено на экспертизу. Следователи также обнаружили и изъяли упаковку спортивных патронов калибра 5,6 миллиметра «Снайпер», в которой не хватало восьми штук, ножовку, топор, несколько ножей и голову гражданки Ещенко.

Соколов рассказал, что убийство совершил в состоянии аффекта, а придя в себя, решил избавиться от тела, для чего купил в хозяйственном магазине ножовку и топор.

8 ноября у Соколова были гости, которые ничего подозрительного не заметили. Вечером и ночью доцент занимался расчленением тела бывшей аспирантки и много пил. Останки Ещенко он упаковывал в черные мусорные пакеты, выносил на улицу и выбрасывал в Мойку. До того, как попасться, Соколов успел утопить в реке ноги и туловище возлюбленной. Часть останков обнаружили в Мойке, остальные в речке Екатерингофке, куда их отнесло течением.


| По словам Соколова, избавившись от останков Ещенко, он планировал совершить суицид и даже придумал его сценарий


Один из пакетов не захотел тонуть, так как в него попал воздух. Доцент прыгнул в воду, чтобы его утопить, чем привлек к себе внимание прохожих. Была вызвана полиция, которая и выловила из реки и убийцу, и его груз. То, как Соколов кидает черные мешки для мусора в воду с набережной напротив собственного дома, было зафиксировано камерами видеонаблюдения.

Вечером 10 ноября Соколов был выписан из больницы и помещен в СИЗО. 11 ноября, после встречи с адвокатом, доцент несколько изменил свои показания. Теперь он утверждал, что Анастасия Ещенко первая напала на него с ножом и вынудила его защищаться, что и привело к неумышленному убийству. «Я сказал, что субботу-воскресенье должен провести с детьми. Она пришла в бешенство. Дальше произошло это чудовищное несчастье... Я никогда такого потока агрессии не видел... Нападение с ножом... Девушка, которую я считал идеалом, вдруг превратилась...» — рыдая рассказывал Соколов следователю. Он также признался, что стрелял в девушку четыре раза.

По словам Соколова, избавившись от останков Ещенко, он планировал совершить суицид и даже придумал его сценарий. Самоубийство должно было состояться в Петропавловской крепости. Нарядившись в костюм Наполеона Бонапарта, историк собирался застрелиться на глазах многочисленных зрителей. При нем должны были найти прощальное письмо, а дома завещание.

По словам адвоката, Соколов свою вину в убийстве признал и уже написал явку с повинной. Теперь его ожидает психиатрическая экспертиза.

 

Ночь, улица…

Произошедшее в Санкт-Петербурге ужасно, однако, как бы противоестественно это не звучало, на первый взгляд достаточно банально. Ссора на почве ревности между любовниками, один из которых годится другой даже не в отцы, а в дедушки, нередко заканчивается чем-то подобным. Безумное поведение Соколова после убийства тоже не особенно оригинально - если само убийство не планировалось, а совершалось в состоянии аффекта (так, по всей видимости, и было в данном случае), а убийца не профессиональный киллер и не серийный маньяк, то сразу после произошедшего он, как правило, находится в состоянии «сумеречного» сознании, плохо контролирует свои действия и совершает неадекватные поступки. Именно поэтому большинство бытовых убийств и раскрываются по горячим следам.

Расчленение же трупа, при всей чудовищности этого действия, имеет для убийцы, как правило, сугубо практичексое значение. Нет трупа — нет и преступления, а заодно и наказания, а спрятать труп в городе целиком, да так чтобы его не обнаружили, очень сложно.

Однако данное дело достаточно сильно выходит за рамки бытовой «расчлененки». Уникальность ему придает то, что можно назвать мезансценой и декорациями преступления. Реконструктор в роли Наполеона, холодная петербургская ночь, набережная Мойки, отрезанные руки в мешке и т.д. Прямо сцена из оперы, за которой пытается укрыться жуткая реальность произошедшего. И очень небанальная личность убийцы.

О доценте Соколове необходимо рассказать отдельно. Особенно показателен случай, произошедший на Бородинском поле в сентябре 2007 года (рассказ об этом опубликовал в Facebook коллега Соколова по военно-историческим реконструкциям Всеволод Радченко).

 

Как Бонапарт-Соколов усмирял бунтовщиков

Всеволод Радченко пишет (орфография и пунктуация сохранены): «Это был далеко не единственный пример неадекватного поведения Сира (прозвище О. Соколова среди реконструкторов – прим.ред), но он безусловно стал одним из наиболее скандальных. Мне же "посчастливилось" оказаться в гуще тех скандальных событий и пережить несколько волнующих мгновений чуть не превративших имитационную военно-историческую реконструкцию в подлинное военно-историческое побоище с глубоким погружением.

Произошедшее стало следствием наложения целого комплекса различных, казалось бы, не связанных друг с другом факторов. Но все они бросали вызов интересам, тщеславию и амбициям одного конкретного человека Олега Валерьевича Соколова.

Одним из таких факторов стал конфликт моего клуба (российской секции международного клуба "9-ый лёгкий полк Великой Армии"/ 9e Regiment d'Infanterie Legere) и Сира из-за "нарушения субординации" и самовольного присвоения летом 2007-го офицерского звания одному из наших тогдашних коллег Дмитрию Горшкову.

Дело в том, что в российской реконструкции наполеоновских войн Соколов являлся своеобразным командующим французских "войск" и любые назначения производились только по присвоению им соответствующего патента. В данном же случае "9-ый лёгкий" оказался первым клубом, проигнорировавшим сложившуюся иерархию и самостоятельно определившим себе "офицера".

Дело в том, что для секции международного клуба первичны собственные правила и собственное руководство. Унтер-офицеров и младших офицеров назначает руководитель международного клуба. В нашем случае су-лейтенантом (младшим лейтенантом) Горшкова утвердил руководитель клуба Мартин Ланкастер.

Соколов в этом назначении, без его на то согласования и благословения, резонно увидел опасный прецедент нарушения собственной властной монополии и в бескомпромиссной манере потребовал от российской секции отменить своё решение и согласовать кандидатуру Горшкова с ним. На что клуб ответил принципиальным отказом. Несколько встреч Сира с руководителями клуба ничего не решили. Каждая сторона оставалась непреклонной. Клуб был категорически несогласен с необоснованной "монополией" власти Соколова,

Соколов категорически не был готов терять монополию. Закончилось всё ультиматумом - если 9-ый лёгкий решится выйти на ЕББ (ежегодную бородинскую баталию) с Горшковым в качестве "офицера", то с офицера будут сорваны погоны, а клуб не будет допущен на поле.

Следующий день стал самым запоминающимся из всех "бородинских" мероприятий, в которых мне доводилось принимать участие. Традиционный официоз с речами руководства музея, представителей местной администрации и прочих высоких гостей выбился из привычного сценария и пошёл не по плану.

Сир выступил с зажигательной обличительной речью в адрес руководства музея, проигнорировавшего "реконструкторов" и отстранившего от организации мероприятия.

Речь была настолько незапланированной и подрывной, что в какой-то момент, группа ОМОНовцев находившаяся рядом с трибунами, судя по всему получила приказ удалить смутьяна. Сир, увидев, выдвижение ОМОНа призвал верные ему "войска" сплотиться вокруг его фигуры:

Они хотят закрыть нам рот при помощи ОМОНа. Легион Вислы, ко мне!

И Соколова обступили украинские реконструкторы. Эскалация конфликта нарастала, и вряд ли кто-то понимал во что это всё может вылиться и чем закончится?

Два кавалериста въехали в наш строй, кони задирая копыта, вставали на свечу, Сир кричал: "Дави их!". Я нехотя направил свой штык в лошадиную грудь. Соседний конь встал на дыбы и сбросил седока. В этот момент из-за деревьев прибежали омоновцы и упавший с коня де Брак начал драться с крутившими его бойцами ОМОН. Схватка быстро закончилась. Кавалеристов повязали и увели. Верные войска отступили от "взбунтовавшегося" подразделения. Через несколько минут как ни в чём не бывало началось сражение.

На ближайшие несколько лет Соколов стал персоной нон-грата на Бородино. В 2008 году группировка ОМОНа была увеличена с целью недопущения Сира и его окружения на мероприятие и предотвращение возможных провокаций. Обратно на поле он был допущен только в юбилейный 2012 год.

Удивительно, что данное происшествие осталось без серьёзных уголовных последствий для Сира и компании. "Гусары", насколько мне известно отделались условками (пусть товарищи поправят если я не прав). Видимо, в отличии от бумажных стаканчиков московских протестующих, гусарские кулаки не причинили боли сотрудникам ОМОН.»

 

Автор: Петр Каменченко

Читайте также