31 Октября 2020, Суббота 12:49
USD MOEX 00,00   EUR MOEX 00,00   CNY MOEX 00,00
$ 00,00 | € 00,00 | ¥ 00,00
Здравоохранение, опасное для врачей: низкие зарплаты, высокие нагрузки, уголовные дела

Здравоохранение, опасное для врачей: низкие зарплаты, высокие нагрузки, уголовные дела

07.10.2019 18:00
Здравоохранение, опасное для врачей: низкие зарплаты, высокие нагрузки, уголовные дела
Фото: Shutterstock


С конца лета из разных регионов России одно за другим стали поступать сообщения о массовых увольнениях врачей из государственных больниц. В качестве причин медики называли сумасшедшие нагрузки, «выгорание» и низкие зарплаты. То, что копилось годами, выплеснулось наружу. «Апокриф» поговорил с пятью врачами из разных регионов России о том, что кого-то привело бы в ужас, а для них стало рутиной: о смертях на рабочем месте от переутомления, круглосуточной работе в течение недели и постоянной угрозе уголовного преследования.

Первой заметной точкой на карте врачебных демаршей во второй половине лета стал Нижний Тагил. Сначала в июле уволились хирурги из местной Демидовской больницы, а затем, когда пациентов стали перераспределять по другим медицинским учреждениям, и хирурги ГКБ №1. Врачи рассказывали, что не выдержали нагрузки, которая, по словам заведующего хирургическим отделением, была неадекватно высокой.

Вслед за Нижним Тагилом выступили врачи Москвы, Челябинской и Владимирской областей, Пятигорска, также массово написав заявления об увольнении. То же самое произошло в Башкирии и Свердловской области. В Перми медработники объявили «итальянскую забастовку».

То, что в государственной системе здравоохранения существуют проблемы, не секрет ни для кого - это открыто признают на самом высоком уровне. Но вот о глубине этих проблем, их масштабе и запущенности известно, пожалуй, только тем, кто работает непосредственно в самой этой системе.

 

Чрезмерные нагрузки: «Либо погибнуть на работе, либо что-то менять»

Осенью 2018 года из районной больницы одного из городов Свердловской области уволились два врача. Ситуация, казалось бы, ничем не примечательна – если не знать ее предысторию и причины, заставившие медиков покинуть учреждение.

«Апокриф» связался с одним из уволившихся, хирургом Анатолием М. (имя изменено). Сначала Анатолий работал рядовым хирургом, потом был назначен заведующим хирургическим отделением. Причины своего увольнения он объясняет красочно и емко: «Либо погибнуть на работе, либо что-то менять».

Во время разговора Анатолий не может выбрать, с чего начать – так много накопилось проблем.

«Функциональные обязанности врача завышены настолько, что просто караул. За последние несколько лет интенсивность работы выросла раза в три из-за того, что увеличился поток пациентов, - признается хирург. – Ты постоянно находишься на работе. Приходишь в 8 утра, рабочий день официально заканчивается в 15.40. Но по факту раньше 19.00 уйти не получается, потому что все доделываешь, заполняешь истории болезни, а если вдруг какие-то из них выпали на проверку [фондами социального страхования – прим. ред.], то их срочно нужно дооформить, все подписать. Часто тащишь истории болезни домой, работаешь дома. Если ты дежуришь, то остаешься на ночь. Поспать, как правило, не получается из-за обилия пациентов, а потом ты еще остаешься на работе днем. Сначала я работал за двоих, потом за троих-четверых, а потом понял, что больше не могу».

По словам Анатолия обычный рабочий день врача хирургического отделения выглядит следующим образом. В отделении на 60 коек работают пять человек, соответственно, на каждого из них приходится по 10-12 человек - эта цифра зависит от заполненности отделения. Однако, если кто-то из коллег в отпуске или заболел, один врач может вести и 30 пациентов, такое тоже бывает. Всех их нужно осмотреть, назначить лечение, дать рекомендации. Кого-то требуется выписать, кого-то принять на лечение. Кроме этого, рассказывает Анатолий, существуют плановые операции – три в день, и экстренные – еще дополнительно около трех-четырех хирургических вмешательств в день. Помимо этого, врач должен сходить в приемный покой, сделать выписки, написать всем больным дневники, составить объяснительные после поступивших жалоб, посетить конференцию.

Все это ожидаемо приводит к тому, что качество врачебной работы начинает страдать.

«У врача банально нет времени, поэтому его работа приобретает шаблонный характер. Потыкал, пощупал, толком не расспросил пациента, отправил. Из-за этого возникают недоработки», - объясняет Анатолий.

В 2017 году Фонд независимого мониторинга «Здоровье» проводил опрос среди врачей, в котором выяснил, что 60% респондентов испытали рост профессиональной нагрузки в 2016 году и первом квартале 2017 года. При этом практически все опрошенные – более 90% - считают, что повышение интенсивности работы негативно сказывается на качестве оказываемых ими услуг.

 

Почему так?

Одной из причин возросшей нагрузки медики называют ликвидацию медицинских учреждений, прежде всего фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) и амбулаторий в сельской местности. Этот процесс проходил в рамках оптимизации здравоохранения, первая волна которой пришлась на нулевые годы. Как подсчитали эксперты Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), с 2000 по 2016 год количество больничных учреждений в России сократилось в два раза. Отдельного упоминания заслуживает количество больничных коек: в селах их количество за 16 лет уменьшилось в 1,6 раза, в городах – в 1,3 раза. Соответственно, резко выросла нагрузка на оставшиеся больницы, куда стали обращаться жители «безамбулаторных» районов. Кроме того, увеличилась и заболеваемость.

 

Процесс ликвидации медицинских учреждений в цифрах:*

  • 2000 год – в России зарегистрировано 10,7 тысяч больничных организаций, 1672 больничные койки
  •  2016 год – в России зарегистрировано 5,4 тысячи больничных организаций, 1197 больничных коек

* По данным Росстата

 

Рост числа случаев заболеваемости в цифрах:*

  •  2000 год - в России зарегистрировано 106 328 пациентов с диагнозами, установленными у них впервые в жизни
  •  2016 год - в России зарегистрировано 115 187 пациентов с диагнозами, установленными у них впервые в жизни

* По данным Росстата

 

Рост нагрузки на медицинские учреждения в цифрах:*

·         2000 год – за одну смену в амбулаторно-поликлинические учреждения обращались около 3,5 млн человек

·         2015 год – за одну смену в амбулаторно-поликлинические учреждения обращались около 3,9 млн человек

* По данным Росстата

 

Кроме того, несмотря на процесс оптимизации системы здравоохранения, огромное количество сельских жителей не получило полноценного доступа к медицинской помощи. Об этом говорится в исследовании Счетной палаты в 2015 году. В качестве не самого критичного, но все же хорошего примера можно привести Сахалин. Первый круглосуточный экстренный кабинет стоматологической помощи в государственной поликлинике открылся на острове только в 2018 году. До этого пациенты с обострением зубной боли ночью или в выходные вынуждены были либо ждать открытия поликлиник, либо обращаться в платные стоматологии. «Потребность в стоматологических услугах есть постоянно, и не только в Южно-Сахалинске, но в остальных городах и поселках острова, - рассказал «Апокрифу» Максим С. (имя изменено), челюстно-лицевой хирург одной из государственных больниц Южно-Сахалинска. – Я дежурил в экстренном кабинете во время долгих праздников и ко мне потоком шли люди с острой болью, которым для того, чтобы попасть на прием, пришлось проехать несколько часов. А все из-за того, что у них рядом нет государственной стоматологической помощи во внерабочее время».

Процесс оптимизации национальной системы здравоохранения начался еще в первых годах XXI века. Ее идея проста: общий объем медицинских учреждений страны сильно «раздут» из-за большого количества неэффективных организаций. Предполагалось их ликвидировать и повысить эффективности работы оставшихся. Основные положения оптимизации и «дорожная карта» зафиксированы в распоряжении Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. № 2599-р «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности здравоохранения». В частности, в распоряжении много говорится о повышении результативности работы медперсонала с помощью стимулов. Для этого его планировалось перевести на так называемый эффективный контракт – документ, в котором прописаны индикаторы и показатели работы сотрудника. При их достижении сотруднику назначается стимулирующая выплата.

Однако с введением «метода пряника» ситуация не улучшилась: неэффективные учреждения ликвидировали, а вот новые более эффективно так и не заработали.

Провал оптимизации системы здравоохранения правительство все же признало и попыталось исправить. Осенью 2018 года заместитель председателя правительства Татьяна Голикова назвала проведенную оптимизацию непродуманной и заявила, что процесс «возвращается назад». По ее словам, с 2019 года на это нацелены национальные проекты, восстанавливаются ФАПы и амбулатории.

Однако, видимого эффекта пока нет, а подорванное здоровье и доведенные до отчаяния врачи – есть.

Владимир У. (имя изменено) – анестезиолог-реаниматолог в одной из государственных больниц Ленинградской области. Его стаж около 30 лет, он врач высшей категории. По его словам, медработники трудятся «на износ», пытаясь вместить растущее количество обязанностей в свой рабочий день.

«Анестезиологу положено 40 минут на осмотр одного пациента. А мне их надо осмотреть шесть или семь человек, иногда 10, не говоря уж о том, что необходимо еще проводить операции. В восемь часов рабочего дня мы пытаемся запихнуть огромный объем нагрузки, - рассказывает медик. – Все из-за того, что больных гораздо больше, чем мы можем пролечить».

Но даже если каким-то чудом врач успеет сделать все до окончания рабочего дня, это не значит, что он сможет уйти в срок. Иногда медики становятся заложниками клятвы Гиппократа и собственной совести.

«Мой рабочий день заканчивается в 16.15, а операция, предположим, началась в 14.00 или в 15.00. Сменщик не пришел. И что мне делать? Бросить больного на операции, выключить аппарат и уйти? Я продолжаю работать», - сетует Владимир.

Тотальные переработки – не секрет для руководства больницы, однако, вместо того чтобы оптимизировать график медперсонала, менеджмент оптимизирует отчетность.

Медики рассказывают, что вся работа врачей строится по графику, а «наверх» подается табель. И там и там прописаны часы, которые отработал врач, однако в графике они реальные, а в табеле – как требует закон. «Например, в графике у меня записано, что я отработал семь часов, потом 12 часов, потом 24 часа. А в табеле – восемь, восемь, восемь и так далее. Перед подачей табеля старшая сестра сидит и разбрасывает мои часы, чтобы они не нарушали закон. Потому что после суточного дежурства, например, я должен отдыхать двое суток, после 16 часов – сутки. Получается, что количество часов в табеле остается таким же, но отдыхаю я гораздо меньше, чем мне полагается. Как вы думаете, надолго человека в таких условиях хватит?», - задает вопрос Владимир.

В каких-то случаях, правда, руководство идет навстречу и предлагает отгулы за переработки. Но «толку от них как от подорожника при переломе», жалуется врач.

«Отгулы нам предлагаются только в те даты, которые удобны администрации. А зачем мне такие отгулы? Кроме того, когда я буду отдыхать, кто-то будет работать за меня. Тогда ему тоже должны предоставить отгул. Получается замкнутый круг», - поясняет медик.

 

Дефицит кадров: «Коллега неделю не выходил из операционной»

Причина растущих нагрузок на врачей не только в том, что поток больных растет, но и в том, что больницы испытывают жесточайшую нехватку кадров. Медики говорят, что она чувствуется на всех уровнях – не хватает и врачей, и медсестер, и санитарок.

«У нас заведующий отделением почти месяц летом работал один, без перерыва. Он буквально жил в отделении, ночевал там, вообще не выходил из него. Их было трое, кто-то ушел в отпуск, кто-то был на учебе, и он остался один. Через месяц коллеги вернулись, и он наконец-то смог пойти домой», - рассказывает Марина З. (имя изменено), врач в одной из государственных больниц Северодвинска.

В какой-то момент на помощь северодвинскому коллеге приехали врачи из Архангельска (35 километров), отработали пару смен, но ситуацию это не спасло. «Можно ведь и на своей работе подработку взять, а в другую больницу идти, да еще и в другой город – зачем это людям? Тем более платят смешные деньги», - поясняет Марина.

Она, правда, оговаривается, что такой случай – пока единственный в истории больницы, но все же показательный.

«Врачей однозначно недокомплект. В отделениях по одному-два доктора, если три – считается, что отделение живет шикарно», - рассказывает врач.

«Я работаю в областной больнице и врачей каких-то специальностей, например инфекционистов, у нас нет, - делится Максим. – Если у пациента подозрение на инфекцию, его приходится везти в городскую больницу, благо она расположена недалеко».

Не все истории о переработках заканчиваются хорошо – медики рассказывают о коллегах, умерших прямо на рабочем месте. Они считают, что запредельные нагрузки и недосып очень часто играют в этом роковую роль.

«Знакомые рассказывали, что в больнице одного карельского города работал врач-анестезиолог. Видимо, он работал один и по договоренности с главным врачом раз в год уходил в отпуск. Его в это время заменял медик из Петрозаводска, который работал вахтовым методом, то есть на две недели переезжал в этот город и выходил за него на работу, - рассказывает Владимир, врач из Ленинградской области. – В последний день непрерывной двухнедельной работы врач из Петрозаводска не пришел на планерку. Он умер от сердечной недостаточности».

Еще одна история произошла этой весной в Новоалтайске, где молодой врач, работавший в хирургическом отделении, скончался во время смены. Его коллеги говорили, что из-за нехватки кадров он вынужден был отрабатывать по 15 суточных дежурств в месяц и этим фатально подорвал свое здоровье. По трудовому законодательству (статья 350 ТК РФ) для медицинских работников установлена сокращенная продолжительность рабочего времени – не более 39 часов в неделю. Получается, что за месяц врач не должен провести на работе больше 156 часов. Если информация коллег верна, то погибший врач из Новоалтайска из-за нехватки кадров вынужден был работать 360 часов в месяц, то есть более чем в два раза превысить норму.

В целом, медики отмечают, что в государственных медицинских учреждениях нехватка сестринского персонала может быть и до 50%, врачебного – до 30-40%.

 

Почему так?

Отчасти нехватка кадров объясняется все той же оптимизацией здравоохранения, которая сопровождалась массовым сокращением медперсонала по всей стране.

Сокращение медработников в России в цифрах:

  • Врачи: в 2013 –578 783 врача, в 2014 – 565 939 врача, сокращение на 12 844 человек или на 2,2%.
  • Средний медперсонал: в 2013 – 1 442 157 человек, в 2014 – 1 401 660 человек, сокращение на 40 497 человек или почти на 3%.

По данным Росстата

  • В 2013-2014 годах региональные власти отмечали недостаток врачебного персонала в размере 55 000 человек и среднего медперсонала в размере 88 000 человек*. В своем исследовании Счетная палата делает вывод о том, что мероприятия по сокращению медперсонала проводились без предварительного планирования и учета возможных последствий, и не соответствовали фактической ситуации.

*По данным Счетной палаты

  • Количество врачей в поликлиниках в 2017-2018 году составляло 79% от необходимого
  • В 2016 году аналогичный показатель равнялся 85,9%

По данным материалов к семинару с высшими должностными лицами субъектов РФ по вопросам реализации нацпроекта «Здравоохранение» (процитировано изданием РИА Новости)

 

По данным майского опроса Общероссийского народного фронта 86% опрошенных россиян ощущают нехватку медицинских сотрудников, а половина респондентов сообщали о том, что иногда нужного врача не оказывается в той поликлинике, к которой они прикреплены.

Проваленная реформа здравоохранения – не единственная причина кадрового голода. Медики рассказали «Апокрифу», что иногда сами больницы намеренно не закрывают свободные вакансии. По словам врачей это делается для того, чтобы дать возможность персоналу больницы работать на полторы ставки – максимально разрешенный объем работы по трудовому законодательству. На одну ставку просто никто не будет работать, уверены собеседники издания, - слишком мало платят.

 

Низкие зарплаты: «Молодые врачи вынуждены работать в трех больницах»

Главным ориентиром при оценке уровня зарплат медработников служат президентские майские указы: в 2012 году Владимир Путин поручил довести зарплаты сотрудников бюджетной сферы до 200% по отношению к средней зарплате в регионе. Через шесть лет после подписания указов справиться с поручением президента смогли меньше половины регионов России. По данным Счетной палаты в 50 субъектах федерации из 85 зарплата среднего и младшего персонала не «прибавила в весе» в 2018 году. Однако Минздрав не согласился с выводами аудитора, утверждая, что отклонение в 5% все равно считается выполнением указов и с такой методикой (при использовании данных Росстата) получается, что все регионы повысили зарплату среднему медицинскому персоналу.

В апреле министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что средняя зарплата врача по России составляет 75 000 рублей.

Но даже в тех регионах, где было зафиксировано положительное изменение зарплаты, реальная картина может быть отражена не совсем верно. В отчете 2015 года Счетная палата отмечала, что значительную роль в увеличении средних зарплат медиков играет внутреннее совместительство. Это значит, что уровень зарплат повышается просто потому, что человек начинает больше работать и, соответственно, получать больше денег.

«Обычный хирург, например, работая на одну ставку, дежуря примерно девять раз в месяц, без категорий и специальных надбавок получает около 40 000 рублей или даже меньше. Врач высшей категории, с 12-13 дежурствами, работая на две-две с половиной ставки, выполняя функции заведующего отделением, может получать и 60 000 – 70 000 рублей, но эта работа уже «на износ», - рассказал Анатолий.

В первом квартале 2019 году Росстат оценивал среднюю зарплату по Свердловской области в 38 000 – 40 000 рублей.

По словам Марины, ее зарплата (с учетом того, что она работает на полторы ставки и имеет высшую категорию врача) составляет около 40 000 рублей. В июле, например, средняя начисленная зарплата по Архангельской области составила 51 015 рублей.

Из цифр видно, что ни о каком двукратном превышении средней зарплаты по региону, как предписывали майские указы, речи здесь на идет.

Зарплата врача состоит из нескольких частей. Базовая часть – это «голый» оклад, его размер зависит от региона. Например, в Ленинградской области начинающему врачу «положат» 22 000 рублей оклада, и это до выплаты налогов.

К окладу добавляются различные выплаты. Как правило, это премиальная и стимулирующая части, различные надбавки (за категорию, за вредность работы, «северная надбавка»).

Однако с премиальными и стимулирующими частями тоже не все так просто. «Каким образом рассчитываются премии – никто не знает. Ты работаешь одинаково два месяца, а премии разные. Та же история со стимулирующими выплатами. Это не фиксированные суммы, они каждый месяц варьируются. Бывает так, что в операционной на одних и тех же операциях работает один состав врачей. И в конце месяца одному выплачивают 15 000 рублей стимулирующей части, второму 10 000 рублей, а третьему вообще 5 000 рублей. А работали все вместе», - делится Владимир.

Врачи жалуются, что итоговый размер зарплаты – это сюрприз каждый месяц. Никогда нельзя предугадать, сколько денег ты получишь.

Похожая история и с оплатой ночных дежурств. Размер надбавки за работу в ночное время суток определяет администрация больницы, то есть главный врач. Это может быть и 20%, и 60%. «Раньше нам платили 20%, пока мы не нашли закон о том, что можно платить и 40%. После этого администрация пошла нам навстречу и увеличила надбавку за ночные дежурства», - признается Владимир.

И так довольно скромные оклады медработников не останавливают больницы от желания сэкономить. Марина, врач из Северодвинска, рассказала, что в ее регионе санитарок массово переводят в разряд уборщиц, понизив, соответственно, зарплату. «Уборщицы не имеют права работать с пациентами, они не могут их перевозить, кормить. Частично эти обязанности продолжают выполнять те же самые люди [бывшие санитарки – прим. ред.], но за меньшие деньги, частично – медсестры. Им официально прописали новые обязанности, но зарплату, конечно, не повысили», - рассказывает Марина. По ее словам, эта ситуация характерна не только для Северодвинска, но и для соседних Архангельска и Новодвинска.

О подобных кадровых изменениях рассказывали и собеседники «Апокрифа» из других регионов. Так, например, врач одной из московских государственных больниц рассказал изданию о том, что столичных врачей по крайней мере в трех медицинских учреждениях принудительно переводят на полставки. Собеседник «Апокрифа» предположил, что это делается для сокращения расходов. Буквально на следующий день после разговора одно из учреждений, которые называл врач, попало в заголовки – хирурги целого отделения объявили об увольнении. Речь идет о национальном медицинском исследовательском центре онкологии имени Блохина. В записанном видео они рассказали про «травлю» со стороны начальства и начисление зарплат в зависимости от личных предпочтений.

Чтобы обеспечить себе относительно достойную жизнь, врачи вынуждены искать дополнительные источники заработка. Как правило, большая часть медиков работает на полторы ставки в собственной больнице – больше не позволяет закон. Но что делать, если и этой суммы не хватает, например, на оплату ипотеки или содержание семьи? Многие врачи практикуют внешнее совместительство: работу по максимально возможной ставке в разных больницах.

«Это настоящий кошмар, - делится Владимир. – Я знаю молодых ребят, которые могут набрать ставок в трех больницах и неделю вообще не выходить с работы. То есть он постоянно в операционной, понимаете? А потом их сажают за врачебные ошибки, которые они делают, потому что работают «на износ». У нас в коллективе семь человек и трое из них работают по внешнему совместительству. Трудовой кодекс в нашей стране для медиков не работает, потому что его полностью нивелирует вот такой режим работы».

Правда, сами медицинские учреждения тоже сталкиваются с финансовыми проблемами и, в первую очередь, учреждения, оказывающие первичную медико-санитарную помощь, то есть службы скорой помощи, поликлиники и женские консультации. Как рассказал «Апокрифу» бывший министр здравоохранения РФ, академик РАН Владимир Стародубов, в 2016 году Минздрав увеличил время приема пациента врачом с 12 до 15 минут. «Это не ровное время, в которое врач должен уложиться, а расчетный норматив, позволяющий определить нагрузку на медработника. Но за этим должно было последовать увеличение подушевого норматива, по которому финансируется амбулаторно-поликлиническая сеть, то есть финансирование должно было вырасти пропорционально, чтобы компенсировать уменьшение количества принятый врачом больных. Но этого не произошло», - пояснил Владимир Стародубов.

 

«Написать правильную историю болезни для прокурора»

Помимо возросшей нагрузки, на врачей легли также некоторые дополнительные «обязанности». Так, современная система финансирования вынуждает докторов быть немного экономистами, то есть думать о том, сколько больница заработает на том или ином пациенте.

Как известно, больница получает государственное финансирование в размере стоимости лечения каждого пациента. Разумеется, разные заболевания «стоят» по-разному и процесс лечения для каждой конкретной группы заболеваний имеет свою цену. По словам врачей, реальные нужды пациента отошли на второй план – в первую очередь больницу интересует, сколько денег она получит за лечение того или иного больного.

«По сути медицина превратилась в фарс. Задача доктора сейчас не вылечить пациента, а написать «красивую» историю болезни и хорошо ее продать. Например, одна история болезни стоит 50 000 рублей, а вторая – 10 000 рублей. Выгодно проводить первую историю болезни. Очень много случаев, когда человек лежит с одним диагнозом, а проводят его по другому, более дорогому. Это уже вариант нормы», - утверждает Анатолий.

«Сейчас все что требуется от врача – написать историю болезни для прокурора, в соответствии с нормативами и протоколами. То есть ты должен не человека вылечить, а все правильно оформить. А «правильно» – это как написано», - соглашается Владимир.

То, что Владимир обозначает словом «написано» - это клинические рекомендации, разработанные Минздравом России к 2017 году. Они представляют собой алгоритм диагностики, лечения и реабилитации пациента для каждого отдельного заболевания. По сути, это инструкция для врача, регламентирующая, что и как он должен делать. В целом, врачи говорят, что пользоваться ими удобно и с медицинской точки зрения они составлены грамотно. Но без минусов не обошлось и здесь.

«Врач чувствует себя в безопасности только если он четко следует инструкциям. Но меня учили в первую очередь думать самому и писать то, что я вижу. И если я увижу, что для пациента будет лучше сделать не по инструкции и это дело не дай бог попадет к прокурору, то он не будет разбираться, прав я был или нет, - объясняет Владимир. - Если я напишу историю болезни не по клиническим рекомендациям, то просто автоматически стану преступником».

Вопрос уголовных дел, возбужденных против врачей – один из главных страхов медработников – постоянно всплывал в разговорах. Это неудивительно, ведь за последние семь лет количество уголовных дел против врачей только росло. Так, в 2017 году их было заведено 1,8 тысяч по фактам врачебных ошибок, а уже в 2018 – более 2 тысяч.

Кроме этого, в 2018 году широко обсуждалась реформа Уголовного кодекса именно в части ответственности врачей. Предлагалось ввести две новые статьи «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи». Они предполагали наказание в виде лишения свободы на срок до шести лет и до четырех лет соответственно.

Нововведения вызвали бурную критику медицинского сообщества и обсуждение проекта изменений в УК РФ пока заглохло.

На сегодняшний день всем стало очевидно, что в системе здравоохранения назрели глубокие системные проблемы: дефицит врачебного, среднего и младшего медицинского персонала, и, как следствие, запредельно высокие нагрузки, несоответствие оплаты труда интенсивности работы сотрудников медучреждений, постоянный страх и ожидание уголовного наказания. Если ситуация не поменяется кардинально в ближайшие годы, «мыльный пузырь» лопнет, уверены собеседники «Апокрифа».

Все это будет иметь вполне реальные последствия и самые вероятные – рост смертности и ухудшение общего качества здоровья, считают медики. Первый признак социально-экономической нестабильности, рассказывают они, – увеличение числа случаев заболевания венерическими болезнями, туберкулезом, обострение хронических заболеваний, потому что в таких условиях человеку некогда следить за своим здоровьем. Все это приведет к ранней инвалидизации и повышению уровня смертности в России в недалеком будущем, прогнозируют медики. Если, конечно, не будут приняты радикальные и неотложные меры.

 

Автор: Мария Лисицына

Читайте также
За что дают взятку сотруднику ДПС?
Нам прислали видео про взятку. Звук не очень, но все что нужно, чтобы понять суть происходящего,...
Инспектор ДПС, получивший взятку, задержан
Сделанное скрытой камерой видео, на котором заснят и сам момент получения взятки, и обсуждение ее...
Украина будет голосовать за новых, молодых и неизвестных
Украина готовится к досрочным парламентским выборам, намеченным на 21 июля. Однако жесткое...
Наводнение в Иркутской области: как это было и что проиходит сейчас
21 человек погибли, 14 числятся пропавшими без вести, общий ущерб составил 29 миллиардов рублей....